Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

me

Приключения промышленных программистов после полуночи.

Пернатая птица пролетала по-над «Полянами», предвещая полуночную планёрку преподавателей. Планёрка постоянно переносилась, поскольку преподаватели параллели промышленного программирования «П», покрывая проклятьями проектировщиков программных продуктов, писали промышленный проект. Приложение постоянно падало, преподаватели попеременно предавались пинанию Питона.

Питон противился, потребляя петабайты памяти, перегревая процессоры прогоном параллельного парсинга передаваемых пакетов. Потрепанный принтер, периодически подвисая, пачками печатал подробные пошаговые протоколы падения парсера.

Преподаватели, потеряв последнее понимание происходящего, пошли порадовать посещением планёрки представителей правления, привыкших поучать поддающихся перевоспитанию пустоголовых подчиненных.

Припозднившиеся преподаватели параллели «П» пропустили первую половину планёрки. Последующую половину планёрки, поминутно перешептываясь, поедая пирожки, попивая перебродившую простоквашу, промышленные программисты полностью прослушали. Пафосно подчеркнутые претензии правления, поддержанные представителями прочих параллелей, прозвучали попусту по причине полного пренебрежения преподавателями параллели «П» правилами приличия. Публика поражалась показному попустительству, противоречащему повсеместно принятым порядкам.

Последовала перебранка:
— Почему перестали посещать планёрку? — произнес проводящий планёрку представитель правления.
— Покорно просим прощения, — подавленным полушепотом промямлили преподаватели параллели «П».
— Поскольку преподаватели параллели «П» перестали пунктуально посещать полуночные планёрки, предлагаю пресечь подобное поведение — покарать провинившихся преподавателей, перестав предоставлять питание, прокси, подушки, пододеяльники, простыни, печатные пособия (порножурналы), передав перечисленное помощнику по педагогическим проблемам.
— Полностью поддерживаю, пресветлейший повелитель, превосходное предложение, — поддакивал помощник, повсеместно почитаемый противным подлизой.
Польщенный представитель правления продолжил публичную порку параллели:
— Подписавший петицию против параллели «П» почтенный персонал «Полян» потребовал прервать продолжавшийся почти полсмены перегрев проводки, происходящий при пиковых показателях, потенциально подвергающий пожару помещения пункта питания. Представитель пожарного подразделения полковник Прохорчук (получивший позавчера, признаюсь, пару пятитысячных) проявил понимание, пообещав предоставить пятидневный перерыв перед последующей проверкой.

Под прессом публичного порицания, пошатнувшего психику, преподаватели параллели «П» принялись печально петь песню («Пора-пора-порадуемся...»):

Подъём, пора позавтракать,
По парам пробежать.
Потом пойдём пополдничать,
Программы пописать.
Писать программы правильно помогут преподы —
Получим превосходные плоды.

Питон пойдём помучаем,
Полфильма поглядим,
По полю поваляемся,
Печеньки поедим.
Посвят потом придумаем, полночи просидим,
Пойдем, преподаватели, поспим.


Подуставшая публика потихоньку поползла по постелям.

Поруганные преподаватели «П» понуро побрели, переступая проржавевшие провода, по подгнившему полуразрушенному пирсу, проигнорировав прозвучавшее перед поселением предостережение плотника. Понимающие преподавательницы поспешили поддержать промышленных программистов, попавших под превратности провидения.

Пронзительно прокаркала пернатая птица, проявляя понимание происходящего. Поверхность пруда покрывалась пурпурными пятнами...

Представленное повествование — плод первомайского
петербуржского полета полуночного подсознания
подвыпивших преподавателей.
При писании представленного пассажа представители
параллели «П»... пострадали
(признаемся, пострадала печень).

Продолжение последует.

Поблагодарим поучавствовавших писателей:
Виталий Гольдштейн
Сережа Мельников
Михаил Дворкин

Песню писали:
Виталий Гольдштейн
Ульяна Зотова
Лера Евдокимова

Просим прощения, поскольку прозвища писателей противоречат произведению.
me

Про морковь и собак

Анйонг-хасейо!

Внезапно я в Корее. 2 дня в Джинджу, 2 дня в Тэджоне, 2 дня в Сеуле. Сейчас идёт третий из шести дней — и так удачно сложилось, что все-все-все дела уже сделаны. И весьма неплохо, чёрт подери, сделаны!

В первый день была встреча с аспирантами Gyeongsang National University, изучающими методику преподавания математики. Их было восемь, и все старше меня. Планировалось, что я им расскажу про систему образования в России и/или про ФТШ и/или отвечу на их вопросы... но всё пошло не по плану, когда я только начал представлять себя. Меня тут же попросили говорить намного медленнее, но даже максимально внятную и простую речь на английском они понимали едва ли. Тогда я вкратце сообщил, что Валерий Адольфович Рыжик разрабатывает методику преподавания геометрии с помощью компьютера, открыл на ноутбуке Geometry Expressions и начал расстреливать их примерами задач. Коих за год работы накопилось предостаточно. Над некоторыми я давал им время подумать. С чем-то они справлялись. Общаться было несложно — язык геометрии воистину международный, эсперанто может только завидовать — а английский на уровне «зис гоус фром хир ту хир» был ребятам подвластен.

Как только очередная задача была разобрана, происходило следующее: восемь рук с телефонами (ну, айфонами, айпадами — чем-то таким технологичным, что и не разбираюсь) простирались к экрану моего ноутбука и — фотографировали геометрические построения.

Потом профессор Ин Ки Хан (их научный руководитель — тот, кто меня пригласил и приютил) повёл всех в ресторан — я так понял, что это частый обычай — ходить со своими студентами/аспирантами ужинать после занятий. Сидя на полу около низкого столика, поедая ким чхи палочками и похлёбку из мяса, риса и лапши, как ни старайся, любой европеец выглядит нелепо. Мы вычислили возможную связь между их «манду» и нашими мантами (википедия подтверждает!) и обсудили некоторые животрепещущие вопросы (Михаиль, у вас есть девушка? — Да, есть! — Очень жаль, а то Йун надела своё лучшее платье и накрасилась, получается, зря!). Прекрасный был вечер.

На следующий день мне предстояло дать урок в Физико-математической школе Джинджу. По-английски. Я боялся, что если школьники знают английский также, как аспиранты, то дело пахнет палёным. Поэтому я подготовил к уроку презентацию, благо тема («Конечные автоматы и регулярные выражения») позволяет много картинок и мало текста.
Но здесь удача была на моей стороне. Школьники точно понимали, что я говорю, во всяком случае предлагаемые им задачи решали резво — я успешно раздал им привезённые с собой ручки с эмблемой ФТШ и значки «Сахаровских чтений». Старался как мог декорировать лекцию весельем — рядом с терминальными состояниями автоматов рисовал смайлики, в качестве вводимых строк брал корейские слова, вы бы видели их реакцию... Либо корейские учителя их таким не балуют, либо они не ожидали, что «учитель из России» вообще может улыбаться и шутить.
Это определённо самый запоминающийся урок в моей жизни (на данный момент ;-)), и очень хорошо, что он прошёл так удачно. Учителя школы обещали прислать фотографии. Школьники обещали почитать в интернете побольше на эту тему. Победа и профит.

Наконец, сегодня в Тэджоне прошло то, ради чего я, собственно, и прилетел. Два наших с Валерием Адольфовичем доклада (его, конечно, авторства, а моего перевода) были приняты на 44-ю Корейскую национальную встречу по вопросам математического образования. В международную секцию. Которая длится 2 часа и включает в себя 7 докладов. Первые два из которых — за мной. Казалось бы, 15 минут на доклад, и встаёт проблема, как вообще уложиться в регламент...

Ага, сейчас! Остальные пять докладчиков не смогли/не захотели приехать в Корею, о чём стало известно лишь недавно, так что у меня 2 часа... и аудитория из достопочтенных корейцев, совсем не идеально знающих английский, но заинтересованных в российском опыте математического образования! И — за исключением уже привычного мне языкового барьера (с их стороны) — всё пошло как по маслу! Я в какой-то момент привёл пример — два школьника — один идеально вызубрил таблицу производных основных фунцкий, а другой понял процедуру дифференцирования и знает, как её применять. Собственно, второй доклад и был более-менее посвящён тому, как сделать так, чтобы тесты и экзамены выявляли и поощряли второго школьника, а не первого. Как проверять не сухое знание и алгоритмичные умения, а понимание и умение рассуждать. (Это всё очень похоже на мысли Ричарда Фейнмана о физическом образовании в Бразилии, кто читал).

И видимо этим примером я «зазвонил в нужный колокольчик». После окончания докладов и вопросов (а заняли они полтора часа), председатель секции выдал тираду о том, что проблема корейского образования именно в перенасыщенности сухими знаниями и необходимости зубрёжки. Что закончив школу с отличными оценками по математике, корейские студенты не способны проявить себя в науке, а на западе они и вовсе теряются, оказываясь бесперспективными. И российский опыт мотивации к размышлению, а не к заучиванию, вкупе с результатами российских математиков (кажется, его голубая мечта, чтобы медаль Филдса хоть раз досталась корейцу) говорит ему, что именно нашу модель обучения математике надо срочно перенимать.

Не говоря уже о том, что книжки с тестами Валерия Адольфовича надо не задумываясь срочно переводить на корейский, а на 45-ю национальную встречу уже просто пора бронировать авиабилеты.

Надо сказать, что мандражировал перед выступлением я дико, а когда ещё с 10 до 12 утра не мог найти нужное здание, а в нём нужный кабинет, состояние было почти паническим. Местные организаторы, конечно, помогали как могли (люди здесь поголовно доброжелательные и отзывчивые!), но если не знаешь правильного ответа, то подсказать сложно. Так я был направлен в одно запертое здание, один несуществующий кабинет, два просто неправильных кабинета... В общем, ощущение наступающего эпического провала преследовало меня всё утро, но ушло ни с чем.

Всё вышенаписанное — своего рода деловой отчёт. Что же касается корейской жизни, обычаев, культуры, еды и всего остального, то на это у меня ещё три дня впереди, а писать туристически-поверхностные общие слова я не хочу. Фотографирую немного, выкладываю в альбом на ПикасаВеб. Утром гулять не в пример приятнее, чем вечером, не даром «страной утренней свежести» называют именно Корею. Собак не ел. Точнее, не обладаю информацией, что я их ел — а как там на самом деле...

Ляжет монетка — напишу ещё.